Общественное Движение Психологической помощи населению

Для детей и подростков

Нейропсихологическая диагностика ребенка проводится в присутствии родителей и длится около 2-х часов ( иногда более), в зависимости от возраста ребенка

Подробнее

Для взрослых

Нейропсихологическая помощь для взрослых актуальна и востребована не менее, чем детская. Предлагается в качестве занятий, которые можно посещать. Есть предварительная запись

Подробнее

Что должны знать родители про развивающие центры для детей

Многие родители сейчас захвачены идеей раннего развития ребенка: чуть ли не с пеленок они знакомят малыша с буквами, когда тому исполняется два года, пытаются учить чтению и счету, а к трем годам подключают иностранный язык. Действительно, маленькие дети могут демонстрировать чудеса обучаемости, поражая взрослых необыкновенными для раннего возраста умениями. Однако, все чаще и чаще в оценке явления раннего развития слышны скептические голоса. Специалисты бьют тревогу: «маленькие вундеркинды» спустя несколько лет вдруг бросают чтение, охладевают к школьным занятиям и вообще перестают чем-либо интересоваться. В чем тут дело? Об этом мы поговорили с психологом и матерью троих детей Мариной Мелия, автором книги «Главный секрет первого года жизни».

Почему идея раннего развития стала такой популярной? Что за ней стоит?

Как известно, физиологической основой интеллекта является мозг. В последнее время мы наблюдаем бум исследований мозга, многочисленные публикации о недавно открытых особенностях его развития и функционирования. Активные и амбициозные родители знакомятся с этими исследованиями и под их влиянием стремятся начать обучение своих детей как можно раньше.

Какие исследования имеются в виду? Мы знаем, что в первые три года жизни мозг ребенка растет и развивается особенно интенсивно. Уже в первые шесть месяцев после рождения он достигает 50% своего взрослого потенциала, а к трем годам — 80%. К этому времени в основном завершается формирование объема и плотности головного мозга, формируется более трех миллионов километров нейронных волокон и 70-80% нейронных соединений. В первый год ребенок впитывает информацию с невероятной скоростью. Известно также, что в период интенсивного развития мозг крайне чувствителен к влиянию извне. Именно поэтому родители и воспитатели стараются не упустить столь благоприятное для обучения и развития ребенка время. Правда, мало кто задумывается, насколько адекватны выбранные ими способы воздействия и каковы их последствия.

С какими негативными последствия раннего обучения могут столкнуться родители и ребенок?

Часто приходится видеть, как маленькие интеллектуалы, демонстрирующие блестящие способности к литературе или математике, оказываются совершенно беспомощными, когда надо выполнить простейшие «бытовые» действия. Например, ребенок в четыре года уже читает книжки, решает примеры и «гуляет» по интернету, но при этом не может сам ни пуговицы застегнуть, ни шнурки завязать, ни руки помыть так, чтобы не расплескать воду по всей ванной комнате…

Дело в том, что мозг — это не просто однородная масса нейронов, а сложная система, состоящая из множества подструктур, отвечающих за разные процессы. Эти структуры созревают не одновременно, а в определенной последовательности: от стволовых и подкорковых образований к коре (снизу вверх), от задних отделов мозга к передним (сзади вперед), от правого полушария к левому (справа налево). Другими словами, сначала формируются отделы, отвечающие за органы чувств, движения и эмоции, за восприятие пространства и ритма, за обеспечение энергией только-только развивающейся памяти, внимания, мышления. И только затем — те отделы, которые обеспечивают сложные функции контроля, речи, способность к чтению, письму. При этом длительность каждого этапа и срок перехода к следующему жестко регламентированы объективными нейробиологическими законами.

Если задача, которую мы предлагаем ребенку, входит в противоречие с актуальным процессом созревания мозга или опережает его, происходит своего рода «энергетическое обкрадывание»: мы как бы отводим энергию в другое русло, и эти незапланированные энергетические потери тормозят те мозговые процессы, которым в этот момент природой предписано активно развиваться. Когда мы пытаемся научить малыша двух-трех лет читать, писать и считать, кора головного мозга перегружается, и эта несвоевременная нагрузка «истощает» подкорковые образования, которые в это время как раз находятся в активном периоде развития. Последствия такого отбора энергии могут сказаться не сразу: у вполне здорового и интеллектуально развитого ребенка в семь лет «вдруг» появляются энурез, навязчивые движения, страхи, у подростка — эмоциональные срывы, агрессия или пугающая пассивность.

Выходит, что мы, не позаботившись о развитии корневой системы, пытаемся на неокрепших стебельках вырастить чудо-плоды, накачивая их всевозможными искусственными добавками. Но недаром говорят: «Каждому овощу — свое время». «Фактор времени» необходимо учитывать, когда мы требуем от ребенка выполнения той или иной задачи.

В таком случае что нужно делать родителям, чтобы интеллект ребенка гармонично и полноценно развивался?

Во-первых, развитие малыша должно идти постепенно, без резких скачков, в оптимальном темпе — ребенка нельзя подгонять, «натаскивать». Чтобы его интеллектуальные задатки раскрылись максимально, то есть полноценно заработала кора головного мозга и были скоординированы нейронные связи, вначале надо позволить созреть подкорковым образованиям, отвечающим за эмоции, восприятие, движение и т.д. Значит, наша задача — обеспечить малышу общение с любящим взрослым и возможность двигаться, исследовать окружающий мир. Вместо того чтобы без конца «развивать» ребенка, показывать ему картинки с изображениями букв, предметов и животных, лучше просто быть с ним, носить на руках, вместе смотреть вокруг и наслаждаться общением.

Когда мне приходится видеть малышей, которых их заботливые родители целыми днями водят на английский, на музыку, на гимнастику, вместо того чтобы ребенок жил дома, слушал сказки, которые читает мама, лепил с бабушкой пирожки, бегал наперегонки с собачкой и играл своей любимой игрушкой, мне бывает жалко и детей, и, конечно, родителей.

Во-вторых, интеллект младенца — это не то же самое, что интеллект взрослого. Когда мы называем умным взрослого, то, как правило, имеем в виду его эрудицию, способность анализировать, систематизировать, обобщать. Когда речь заходит о детях, которым предстоит через год-два сесть за парту, мы ориентируемся на их умение читать, писать, считать. Но как мы можем говорить об интеллекте крошечного ребенка, если он еще не может ни того, ни другого, ни третьего? Для первого года жизни малыша психологи выделяют иные составляющие интеллекта: это реакция на новое (любопытство), познавательная активность и развитие речи.

Давайте поговорим подробнее об этих трех составляющих. Итак, любопытство. Реакцию на новизну, или любопытство, пожалуй, можно считать предтечей интеллекта. Когда малыш живо реагирует на нового человека или новую игрушку, прислушивается к звукам, вглядывается в предметы, попадающие в его поле зрения, когда он радуется, слыша голос мамы или видя ее лицо, мы с восхищением говорим: «Надо же, какой смышленый…».

И мы правы! Даже двух-трехмесячные младенцы могут различать цвет, форму и структуру движущихся предметов. Более того, они могут создавать сложный образ предмета, объединяя сведения, поступающие от различных органов чувств. В одном эксперименте шестимесячным малышам давали соски разной формы: гладкую и шишковатую. Ребенок свою соску не видел, но безошибочно ее узнавал, когда ему показывали обе соски одновременно. Он дольше разглядывал именно ту, которую только что сосал.

Это доказывает, что уже в самом раннем возрасте дети имеют базовые представления об окружающем мире, поэтому они реагируют на возникающие изменения, а не просто пассивно воспринимают все, что происходит вокруг. Они способны предвосхищать события и удивляться, если что-то идет «не так». Если у младенца существуют врожденные или столь рано приобретенные «знания» о мире, то было бы странно их игнорировать.

В свое время Джозефом Фейганом был даже разработан тест, оценивающий интеллект младенцев. В ходе теста детям в течение определенного времени показывают сначала одно изображение, а затем два: первое — то, которое они уже видели, а второе — новое, незнакомое. Малыши, которые дольше смотрят на новое изображение, то есть «предпочитают новизну», проявляют любопытство, по мере взросления, как правило, демонстрируют более высокий уровень интеллекта, чем дети, не проявляющие интереса к новому.

Далее, познавательная активность. Окружающий мир вызывает у младенца огромный интерес, но он еще не говорит, не читает, не может засыпать нас вопросами, а потому с развитием движений активно исследует свою «среду обитания» всеми доступными для него способами: хватает предметы, пытается их пощупать, тащит в рот, пробует на вкус, облизывает, бросает на пол, стучит ими об стену…

Так, через движения глаз, языка, рук, перемещение в пространстве к ребенку приходят первые представления о предметах и явлениях. На руке и на языке находится огромное количество нервных окончаний. Отсюда информация постоянно передается в мозг, где она сопоставляется с данными зрительных, слуховых и обонятельных рецепторов, и в сознании младенца складывается целостное представление о предмете.

Ребенок не просто впитывает впечатления, он постоянно экспериментирует: что будет, если выбросить из кроватки все игрушки? А что если потрясти папин телефон? Как снова заставить погремушку греметь? К своему первому дню рождения младенец начинает понемногу осознавать причинно-следственные связи: потянешь за веревочку — притянешь к себе привязанный к ней предмет, нажмешь на клавишу выключателя — зажжется или погаснет свет. Ему нравятся подобные манипуляции, и он стремится повторять их снова и снова. Действия с предметами помогают младенцу еще лучше постичь их свойства (вес, размер, форму, плотность, цвет) и научиться их сравнивать, то есть выполнять свои самые первые «интеллектуальные операции».

И, наконец, речь. Как ни парадоксально это звучит, развитие речи — это один из важнейших параметров интеллекта младенца. Да, ребенок еще не говорит, зато слышит, и в первый год своей жизни малыш тренирует свой артикуляционный аппарат, он прислушивается к речи взрослых, особенно если она обращена к нему, пытается ее понять, готов общаться, стремится подражать. Уже во втором полугодии мы можем судить о том, насколько эффективно проходит этот процесс и развивается пассивная речь: младенец реагирует на наши слова конкретными действиями. Например, восьмимесячная дочка моей знакомой на просьбу «покажи ежика» смешно морщит лицо и фыркает. И подобных примеров каждый может привести десятки.

Если резюмировать, то какого младенца мы, условно говоря, можем считать «умным»?

Совсем не обязательно, что этот ребенок к своему первому дню рождения уже говорит, показывает цифры и буквы. Мы, скорее, должны отмечать, насколько он любопытен, интересуют ли его окружающие предметы, чувствителен ли он к новому, как он изучает мир вокруг себя, прислушивается ли к разговору, идет ли на контакт с нами, пытается ли что-то сказать нам на своем детском языке — все это и будет показателями интеллектуального развития в первый год его жизни.

Что же делать родителям, чтобы развивать ребенка в этом направлении?

Вы знаете, сейчас родителям дается такая масса самых разнообразных рекомендаций, что голова идет кругом. Проанализировав несметное количество литературы и посмотрев, что делается на практике, я сделала такой парадоксальный вывод: если мама и правда хочет способствовать интеллектуальному развитию своего ребенка, «с дальним прицелом», ей нужно сосредоточиться на трех «ударных направлениях». Назову их условно: тепло, пространство и границы.

Нормальное психическое развитие ребенка невозможно без теплого, эмоционально насыщенного, интенсивного общения со взрослым. Именно взрослый (и в первую очередь мама) — тот человек, благодаря которому у малыша есть возможность раскрыть свой потенциал.

Каким образом создать такие условия?

Все просто. Способы общения изобретать не нужно, они просты и естественны — их знает каждая чуткая и любящая мать: откликаться на плач, утешать, укачивать, баюкать, петь малышу песенки, почаще брать на руки, обнимать, целовать, щекотать, подбрасывать, любоваться им, умиляться, улыбаться, восхищаться новыми действиями, использовать время, когда малыш не спит, для общения и игр.

Потрясающим эффектом обладают всевозможные потешки и пестушки, которыми мама сопровождает переодевание, купание, игру, массаж. Они передаются из поколения в поколение и сохраняются почти в неизменном виде. Все знают «Ладушки-ладушки, где были? – У бабушки», «Сорока-ворона кашу варила», «Водичка водичка, умой мое личико». Пестушек множество, на каждый случай своя: когда ребенок просыпается, когда мама его умывает, когда он учится переворачиваться, когда у него что-то болит и т. д. Они очень ритмичные, складные, поднимают настроение и маме, и малышу, помогают получать удовольствие от общения и оказывают позитивное влияние на общее развитие младенца.

На первый взгляд, это не вписывается в контекст привычного разговора про интеллект. Но именно эта особая атмосфера тепла, внимания и заботы позволяет ребенку расти и развиваться полноценно. Для того чтобы чему-то научиться — ходить, залезать, собирать пирамидку, ставить кубик на кубик, малышу приходится сотни раз это пробовать, сотни раз переживать неудачи. Откуда у него такая способность справляться и не отчаиваться? От взрослого, который рядом и с которым у него есть глубокая эмоциональная связь, которому он доверяет. Например, ребенок тянется к игрушке и, не дотягиваясь, падает и ударяется. Он горько плачет, просится к маме на ручки. Она его берет, обнимает, гладит ушибленное место, он видит ее улыбку, спокойный подбадривающий взгляд «глаза в глаза». Ему не надо ни о чем беспокоиться, ничего бояться. Его защитили, о нем позаботились. В абсолютной безопасности он может целиком погрузиться в свое переживание и выплакать стресс. И как только он успокоился и его опускают на пол, он может снова исследовать мир и пытаться овладеть той самой игрушкой. Ему не страшно.

Это важнейшее условие развития познавательной активности. Только в таком случае ребенок захочет «хватать» и «залезать», узнавать и исследовать. Ему опять интересно, он опять открыт миру. А если такого заботливого взрослого защитника у ребенка нет или он вдруг куда-то делся, малышу приходится в прямом смысле этого слова бороться за выживание, все силы отдавать на преодоление стресса. А значит, ему уже нет никакого дела ни до изучения нового, ни вообще до мира вокруг.

Тезис о зависимости познавательной активности ребенка от прочности эмоциональной связи с взрослым как-то экспериментально подтвержден?

Да, эксперименты в этой области проводились. Так, в исследовательской лаборатории М. И. Лисиной с полугодовалыми младенцами из дома ребенка проводили 50 занятий по восемь минут каждое. Взрослый общался с малышом, как это делает любящая мама, — ласкал его, поглаживал, тормошил, улыбаясь и приговаривая нежные слова. И оказалось, что дети, получившие свою, пусть и небольшую, порцию впечатлений, развивались быстрее, чем малыши из контрольной группы, которым «добавки» эмоций и нежности не досталось. Первые лучше ориентировались в пространстве, дольше играли с игрушками, чаще активно исследовали предметы, одновременно задействовав руки, глаза и рот.

В другом эксперименте участвовали малыши от 9 до 12 месяцев: взрослый брал ребенка на руки, играл с ним, водил за ручку по комнате, произносил что-то ласковое и т. д. Всего за 20 занятий дети преображались: исчезала напряженность, они становились более раскованными, радостными, с удовольствием вступали в контакт, чаще сами инициировали общение со взрослым. Тесты на активную речь и понимание речи взрослого показали их превосходство над детьми из контрольной группы. Конечно, эти поразительные эффекты не могут быть долговременными, и без продолжения регулярного общения со взрослым, к сожалению, сходят на нет.

А вот когда в закрытых детских учреждениях Англии пытались преодолеть дефицит эмоций за счет механической экстрастимуляции (по утрам и после обеда на 10 минут включали автоматическую качалку, или взрослый столько же времени стоял у колыбели младенца и монотонно читал ему вслух), то никакого, даже кратковременного благотворного влияния на развитие ребенка это не оказало. Не было главного — теплого эмоционального контакта со взрослым.

Именно живое общение с любящим взрослым дает все самое необходимое не только для эмоционального благополучия младенца и его психологического комфорта, но и для развития его интеллекта. Никакие развивающие игрушки, никакие обучающие методики не заменят в младенчестве ни нежных рук, ни ласкового взгляда мамы.

А если взрослый не знает, чем занимать ребенка целый день, как с ним общаться?

 

Психологический клуб

Встречи Психологического Клуба "Познай себя " Мы продолжаем обсуждение актуальных тем, которые были выявлены нашими специалистами по результатам проведенного тестирования.

Подробнее

Внимание!

Диагностика проходит по адресу Москва, Ленинский пр-т д.42 корп.1, 3-ий этаж, каб 13-33 (вход по предварительно заказанным пропускам).